Ночи Невервинтера

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночи Невервинтера » Посвящение » Хотели злодея? Ксивилай Самар, к вашим услугам.


Хотели злодея? Ксивилай Самар, к вашим услугам.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, фамилия, прозвище.
Ксивилай Самар, если говорить в привычном формате. Оригинальным же будет Ксивилай сын Самара, ибо фамилии на родине этого парня фамилии не в ходу. Некоторым позволяет называть себя «Ксай», но это скорее исключение, чем правило.

2. Возраст.
24 года.

3. Раса.
Аазимар.

4. Класс/вид деятельности.
Фаворит Шар. Её длань, последователь и орудие, а также растлитель любых идеалистов, оптимистов и наивных людей, верящих в добро и свет.

5. Божество/мировоззрение.
Шар. Neutral-Evil.

6. Биография.
Не будем рассказывать долгих историй, да и эту конкретную историю мало кто знает. Разве что жрецы Шар в Ордулине, столице Сембии, её помнят и хорошо знают, но вы вряд ли когда-нибудь сможете её вытянуть из них. Такие вещи в церкви Её не разглашаются ни под каким видом – предатели и лжецы для всех остальных не смеют предавать друг друга, ибо Госпожа всегда хотела, чтобы её жречество было орудием в её руках, а не кучкой жалких существ, поглощённых грызнёй друг с другом.
Ксивилай родился в Мулхоранде, стране, где так много тех, кого коснулась сила божеств и их слуг. Там они – норма жизни. Аазимары даже более высоки по статусу, чем обычные смертные, ибо сила религии в Мулхоранде достигает абсолюта – там практически каждая властная структура имеет за спиной жреца, наблюдающего за исполнением воли божества. Каждый миг бытия в этой стране пропитан благоговением и благочестием истинной веры, наполняющей сердца большинства – упоминание богов через каждую фразу и молитвы четырежды в день. Но люди есть люди. И вы наверняка превратитесь из человека очень глупого в человека очень мёртвого, если осмелитесь перейти дорогу влиятельному жрецу в Мулхоранде.
Приблизительно такая ситуация и случилась с Самаром – довольно таки честным мужчиной, который зарабатывал на жизнь своими силами и своим трудом. Если и повезло ему в этой жизни, то разве что с женой, которая отличалась красотой, добрым нравом и вообще, как казалось Самару, была идеальна. Может быть к худшему? Да, наверняка так. Женщины – великий камень раздора между мужчинами, и чем женщина красивее и интереснее, тем больший раздор она вызовет. Вот и сложилась такая ситуация, что мать Ксивилая, сохранившая после рождения ребёнка свою красоту, приглянулась одному жрецу, который уже давно руководствовался в своей жизни собственными стремлениями, а не волей своего божества. Власть развращает практически всегда.
Ксай плохо помнит то время. Но отчётливые образы, оставшиеся в голове аазимара, недвусмысленно указывают на то, что было плохо. Отец «совершенно случайно» лишился работы, мать стала натыкаться на каких-то странных людей, которые предлагали изменить её жизни, предлагали власть, деньги, влияние. Самар начал пить, не понимая что к чему… Пока не явился виновник всего этого – тот самый жрец. Он стал предлагать решения всех проблем разом, он предлагал и деньги, для дальнейшего безбедного существования отца и самого Ксивилая, он предлагал статус и положение. Всего лишь за такую мелочь… отдать ему мать Ксая, которой он обеспечил бы ещё большие блага. Как всё просто. Насмешка судьбы.
Клирик оставил отцу время на раздумье, которое, как оказалось потом, было иллюзорным. Мать совершенно не хотела к этому жрецу. Эта женщина обладала чистой душой, немного резковатым нравом и бескомпромиссной внутренней свободой, которая не позволила ей бросить пусть и простого рабочего, пусть и бедного, но любимого мужчину. Решение назрело само собой – собрать всё возможное имущество и бежать, пусть это будет и сложно с пятилетним ребёнком на руках, но выхода похоже не было.
Дом был продан соседям, даже не за полцены, а за жалкие гроши, все, что можно было – увязано в узлы, собраны все возможные деньги и для начала была нанята карета. Но сильные мира сего не отпускают добычу просто так, ведь тут уже дело принципа и репутации. Как оказалось, в то время, как отец «раздумывал» – он был взят под наблюдение группы верных жрецу людей, поэтому хоть семья и успела тронуться в путь, преследование началось практически тут же.
Отец не обладал выдающимися воинскими навыками, разве что в кабацких драках, не был он и магом, как и его жена. Посланы за ними были отнюдь не лучшие люди, но всё же хоть немного обученные. Ксивилай лучше помнит это время – постоянная дорога, скачка, нигде не задерживаясь больше нескольких часов. Пару раз представилась возможность избавиться от нескольких преследователей, которой семья и воспользовалась. В результате преследователи догнали их на границе Сембии.
Их осталось всего двое, но схватка была ожесточённой. На стороне Самара были желание защитить, сохранить свою семью и ярость загнанной в угол крысы – стимулы, которые увеличивают силу любого человека до высот, которых он никогда в себе не подозревал. В схватке мужчина потерял руку и получил тяжелый удар по голове, но всё-таки победил, одолев противников – тогда впервые появился шанс спрятаться от врагов, залечь на дно и забыть о том жреце, как о мерзком кошмаре из тех, что одолевают ночью.
Ксивилай помнил, как мать потом молилась Огме. Казалось бы, с чего? Но как мог выжить лишённый руки мужчина без сознания среди пустыря, когда любой населённый пункт как минимум в нескольких милях? Тогда на дороге, слава богам, появился странствующий жрец и именно он исцелил Самара. Сила клирика была невелика, он не мог вернуть мужчине утраченную конечность, но остановил кровь и хоть немного сгладил последствия удара по голове. В итоге, после долгой погони, семья добралась, наконец, до безопасных мест и поселилась в столице Сембии.
Казалось бы, всё, конец несчастьям, можно просто жить, вернуться к работе и размеренному, пусть и небогатому, существованию. Но это было не так. Как оказалось, отец был ранен куда более серьёзно, нежели показалось сначала. И дело было далеко не в одной руке – после удара по голове его характер стал меняться, ему стало всюду мерещиться преследование того злокозненного жреца. Каждый новый знакомый был его посланником, коллега по работе – шпионом. С годами всё становилось только хуже, и переломный момент наступил, когда Ксивилаю было девять лет.
Был очередной вечер очередных суток, которые ничем не отличались от суток предыдущих, и от десятков других, которые прошли до них. Так казалось сначала. Мать возвращалась с работы поздно, даже позже чем обычно – пылающий шар солнца уже давно скрылся за линией горизонта. Самар был пьян, а Ксай тихо сидел в своей комнатушке и читал книгу, которую ему купила мать. Когда женщина наконец вернулась (как узнал позже Ксай, ей приходилось работать куртизанкой), Самар долго кричал. Он ругался, поминая богов и проклиная свою жену, он раз за разом спрашивал где она была, совершенно не слушая её ответы. Он слушал лишь себя и свой воспалённый болезнью разум, который ему и подсказал простое решение – его жена уже давно продалась тому жрецу, за власть и влияние. Плевать, что тот жрец был далеко и что эта почти святая женщина никогда бы так не сделала, плевать! Ведь есть такое лёгкий выход – схватиться за нож и разом устранить корень всех своих проблем, всей неудавшейся жизни. Самар так и сделал, не подозревая, что через щель в двери за ним наблюдал его же родной сын…
Сембия – страна торговцев, которые принимают у себя всех, кто может что-то купить или продать. Но вы глубоко ошибаетесь, если считаете, что там хорошо относятся к чужеземцам. Ничего подобного, для этих чондатцев любой, кто не их крови, – низшее существо. Какой-нибудь варвар севера, или глупый поклонник звероголовых богов востока, недостойный даже стоять рядом с ними – великолепными торговцами и самыми умными людьми на свете. А если речь идёт об аазимаре, который и к людям относится весьма слабо? Конечно, взрослые люди быть может его примут, а вот дети, которые истинно отражают настроения своих родителей? Что они сделают, встретив мальчишку, у которого волосы играя на свету становятся золотыми, а глаза похожи на жемчуг? Удивятся? Примут? Будут восхищаться? Нет. Они будут унижать его, отбирать последние копейки, избивать, заставляя скрываться и бояться выходить на улицу. Ведь никто не ответит им, его родители – жалкие приезжие нищие, у него нет друзей и никто никогда за него не вступится. По слухам, даже его отец убил свою собственную жену, его мать (это было на уровне слухов, ибо отец умудрился спрятать тело и замести следы).
Ксивилай мало появлялся дома, старался не мелькать на улице. Все три года, между смертью его матери и моментом, определившим его дальнейшую судьбу, аазимар провёл в одиночестве, куда более полном, чем одиночество четырёх стен. Он сидел на далёких крышах окраин города, или просто целые дни проводил в закоулках, скрываясь от своих сверстников, обладающих куда большей жестокостью, чем взрослые. Конечно, вечно так продолжаться не могло, временами его ловили и избивали, подставляли, заставляли делать всяческую мерзость, на которую ему приходилось соглашаться, чтобы ему вернули деньги, на которые он мог бы купить еду.
Всё изменилось довольно резко, практически в один единственный момент, когда избитый мальчишка сидел и плакал, привалившись к стене дома, а к нему подошёл взрослый мужчина и заговорил. Он был вежливым, добрым, наверно самым добрым, кого встречал Ксай в жизни, кроме матери. Этот мужчина вылечил многочисленные синяки двенадцатилетнего мальчишки с улицы, утешил его и помог понять себя. Они виделись каждый день, Ксай относился к Морну, как звали мужчину, как к отцу, если бы последний был у аазимара настоящим, а не красноглазым параноиком с вечным запахом перегара. Морн много разговаривал с парнем, будто не обращая внимания на его юный возраст, рассказывал всё-всё, о чём только спрашивал любопытный мальчишка. История мира шуршала ветхими страницами в воображении аазимара, география рождала в разуме видения далёких пейзажей… Аазимар любил то время. И любит сейчас.
Долгие дни они проводили вместе, потом Морн привёл своего ученика в церковь, где долго рассказывал о Леди Потерь, своей Госпоже. Морн был талантлив, как может быть талантлив только жрец Шар, он взлелеял в Ксивилае горечь, которая наполняла его существование, даровал ему силу сопротивляться, биться против довлеющих обстоятельств жизни. Мальчишка едва ли ни жил при храме, взрослея под чутким наблюдением жрецов, которые формировали его характер. Ксай дни проводил в библиотеке храма, занимался порой самыми неожиданными вещами, его учили всему – как говорить с людьми, как их убеждать, как вызывать к себе доверие. Постепенно из лохматого парня с чёрно-золотыми волосами выходила превосходная заготовка для жреца, искренне верующего в свою Госпожу. Но было всё немного иначе.
В своей ещё юной душе, Ксивилай не просто верил в Ночную Деву, как это необходимо жрецу, он был просто уверен в её существовании и могуществе. Он полагал, что именно она направила тогда Морна к избитому мальчишке, одиноко плачущему на улице. Наверно эта уверенность и стала той стеной, которая мешала ему стать жрецом. И даже не помогло посвящение…
Посвящение. Убить члена своей семьи. Велика ли проблема, когда единственная твоя семья – отец, убивший родную мать, которая тебя родила и любила? Не велика, поверьте. Быть может отец дал жизнь ему, но что это значит, когда на самом деле воспитал себя ты сам и эти люди – жрецы Госпожи, ставшие настоящей семьёй? Самар, в очередной раз уснувший пьяным у себя дома, очнулся не в кровати, и даже не за столом. А на холодном чёрном камне, гладко отполированном. Мужчина был связан и способен пошевелиться, а над ним возвышался его сын, крепкий восемнадцатилетний парень, внимательно смотрящий своими нечеловеческими глазами в глаза отца. Какой-то ничего незначащий обмен фразами, вопли о предательстве, Ксивилай даже не стал себя утруждать запоминанием этих глупостей, лишь полоснул по горлу отца бритвенной кромкой чакрама и прошептал молитву Госпоже. Она ответила.
Нет, он не стал жрецом. Не проводил ночи в молитвах и служении. Ксай просто будто почувствовал, что частица воли Леди Ночи поселилась в его душе, став частью его самого и даруя силу. Он не молил об этой силе, она просто была у него, как и уверенность в Госпоже, далекая от обычной веры жреца. Его пытались учить владеть оружием, хоть он и не проявлял таланта, но чакрам сам заплясал в его руках, ведомый будто не им, а божественной волей. Его продолжали учить влиять на людей, но Ксай будто обрёл шарм и очарование из воздуха, как будто сама Она дала ему эту силу. Он стал иным. Жрецы его не совсем понимали, но хорошо относились, вспоминая как воспитывали, и Ксай оправдывал все их ожидания. Быть может работая иначе, нежели они хотели бы, но он добивался своих целей.
В девятнадцать он поселился отдельно и стал добиваться всего сам. Прежде всего – мести. Но для неё нужна была власть, и первыми шагами на пути шаррита стали сбор информации и её поиск. Немного там, чуть-чуть тут – превосходно помогали навыки, полученные в храме. Зарабатывая на жизнь определением предметов и различной помощью в поиске знаний, Ксивилай прикидывался последователем Огмы и набирал информацию. Месть была очень сладкой.
Старый жрец, который уже и совсем забыл о той юной красавице, за которой пятнадцать лет назад устроил погоню, занимался своими делами. Руководил, влиял, раздувался от важности. Но капля за каплей, информация текла, сливаясь в тонкий ручеёк, жрец обрастал глупыми слухами. И непонятно, откуда они взялись? Кто это придумал, что он может продать свою душу демонам, где доказательства? Но его однажды недвусмысленно попросили удалиться со своего поста, ибо он портит окружающим репутацию. А дальше? Накопленное с годами состояние, вложенное в недвижимость, стало будто утекать сквозь пальцы. Пожары, атаки разбойников и воров, проваленные сделки…
Ксивилаю было почти двадцать два. А жрец был практически мёртв, лишённый статуса, денег и заражённый практически неизлечимой болезнью. Ксаю ни разу для этого не пришлось брать в руки чакрам, он даже Ордулин покидал всего лишь два раза – слухам неведомы стены и расстояния. На этом аазимар успокоился, оставив умирать жреца, и обратил своё внимание на место, где он жил.
За два года в Ордулине имя «Ксивилай Самар» стало известным. О нет, его никто не ассоциировал с церковью Шар, да и он к ней имел весьма малое отношение. Нет, религиозная принадлежность этого аазимара оставалась неизвестной. Но прожженные торговцы очень хорошо знали, где скапливается информация и кто знает каждый слушок в городе, а также – кто эти слухи создаёт. Мало кто осмеливался спорить с Ксивилаем и они заканчивали своё существование быстро, навсегда прощаясь со своей репутацией. Разве он могущественен? Да нет, Госпожа пока даровала ему лишь немного чудес. Но всё впереди, ключевое слово здесь «пока».
Однажды утром, Ксивилай проснулся с чётким осознанием того, что должен уехать. Наверняка многие люди иногда чувствуют, что сейчас должны поступить именно так, а не иначе. В случае же аазимара, его будто тянуло, та часть его души, что безраздельно принадлежала Госпоже, жгла и вела его. И в тот день, в сопровождении тифлинга, монаха, ставшего лучшим последователем, телохранителем, помощником, а может даже и другом, Ксивилай покинул Сембию, направляясь к Берегу Мечей в образе бедного дворянина, последователя Огмы.

7. Способности; включают магию, боевые навыки, изготовление различных предметов.
Обман - превосходно
Дипломатия - превосходно
Знания - хорошо
Заклинание – «Лечение лёгких ран»
Заклинание – «Нанести лёгкие раны»
Заклинание – «Вызов существа I»

Языки: Общий(совершенно), Мулхорандский(совершенно), Чессентский(совершенно), Чондатский(совершенно), Эльфийский(хорошо понимает, говорит медленно, подбирая слова), Иллусканский(с лёгким акцентом).
Общие навыки: чтение и письмо; история Центрального Фаэруна, слабо – история Севера; география; знания религии и ритуалов; жертвоприношения; богословие; философия и литература; образование; пытки (предпочитает с минимумом крови); этикет и этика; умение вести беседу; обработка внешности – нанесение косметики, составление причёсок и так далее; немного рисование; чувство эстетики; сбор слухов и оперирование ими; актёрский талант. Ксивилай обладает обширнейшими знаниями в различных областях, которые происходят из его воспитания.

8. Внешность.
Наверняка вы в своей жизни встречали человека, на которого приятно смотреть? И сложно сказать, в чём дело, быть может, этот индивид не будет обладать действительно красивой внешностью, может быть даже будет не слишком впечатляющим. Наверно дело в мимике, непроизвольных характерных жестах, приятной улыбке…
Ксивилай – как раз из таких людей. Он захватывает с первой минуты общения своей неторопливой, размеренной жестикуляцией, приятной мимикой, доброжелательной улыбкой. Может быть, в ком-то ином это бы смотрелось нарочито, будто нацепленная маска, но Ксай смотрится полноценным, действительно таким, каким кажется. Захваченный глубоким, приятным баритоном собеседник, скорее всего, очнётся лишь через несколько минут и только тогда заметит, что перед ним отнюдь не человек, а аазимар. Впрочем, это скорее лишь добавит доверия этому молодому существу, ведь даже те, кто не видел никогда человека, которого коснулись Небеса, слышали о них, и всегда – хорошее. Об их самоотверженности, доброте, чувстве справедливости.
Вырвавшись из очарования личности Ксивилая, можно более подробно рассмотреть его внешность. Высокий, шесть футов да пара дюймов, с грациозными движениями и прямой осанкой. Этот аазимар явно красив, но ничуть при этом не слащав, отражая правильную мужскую красоту, очерченную мужеством, сдержанностью и уверенностью в собственных силах. В Ксае не заметишь смертоносности воина или особых мышц, но тело его правильное, с широкими плечами и узкими бёдрами – всё как положено, и этим аазимар пользуется по полной программе в любом деле, будь то соблазнение противоположного пола или произведение впечатления на группу людей.
Лицо Ксивилая обладает немного острыми чертами, но, тем не менее, достаточно гармоничное. Узкое, с довольно высоким лбом, несколько выступающими скулами, аккуратным прямым носом и тонкими губами – аазимар мог бы быть похож на потомственного аристократа, но его родовая принадлежность куда более высока. И это заметно по его глазам, столь необычным, которые сияют перламутром с лёгкими искрами любопытства. Обычно его взгляд доброжелателен, мягок и располагающ, его глаза захватывают не хуже, чем чарующий голос, но истина в том, что это лишь маска. Некоторые успешные торговцы Сембии, которым доводилось столкнуться с Ксивилаем в диалоге далёком, от мирного общения, вспоминают скорее не две жемчужины, а озёра затягивающей ртути, охватывающие своим холодом и вызывающие оцепенение. В их воспоминаниях не мягкая улыбка, знакомая столь многим, а ледяная усмешка, не доброжелательность внимательного слушателя, а уверенность в себе жестокого дельца, который оплетает паутиной каждого своего знакомого.
Для тех сембийцев, что знакомы с тёмной (и истинной) стороной Ксивилая, его отличия от человека не служат поводом для доверия – скорее для страха. Немало кто вздрагивал при звуках голоса аазимара, немало кто менял свои план, завидев его необычные, чёрно-золотистые, волосы в толпе…
Как существо разумное и расчетливое, Ксивилай понимает, что одежда – такое же оружие для произведения впечатления, как и внешность в целом. Кроме того, встречают, как говорится, по одёжке… Аазимар предпочитает выбор одежды, который наиболее подходит для нынешней задачи. Но если говорить о том, что ему нравится, то предпочтения аазимар отдаст удобным одеждам из качественных тканей, которые подчёркивают, что он имеет средства, но, в то же время, ими не кичится. Да и образу странствующего дворянина, которого Ксай придерживается, такие одежды наиболее соответствуют.

9. Черты характера.
Аазимар, с глазами как жемчуг и волосами с искрами золота… Вы надеетесь встретить самоотверженное существо, следующее идеалам доброты и чести? Надейтесь, а Ксивилай в полной мере поддержит ваши надежды своими действиями, укрепит веру, полностью соответствуя придуманному вами образу – такие вещи он умеет чувствовать на раз-два.
На самом деле сила характера, сила личности этого аазимара просто ужасают. Он обладает будто несгибаемой волей и целеустремлённостью, но, увы, эти положительные черты направились далеко не в самое положительное русло. Доброта небесных существ в крови Ксивилая обернулась эгоизмом, чувство справедливости – чудовищной мстительностью. И в свете этого харизма Ксая может только пугать, ведь он, сплетая кружево слов, мимики, действий, способен сотворить практически всё что угодно.
Аазимар убедителен, как тысяча дьяволов. Ироничные шутки о людях, способных продавать снег иллусканцам и песок калишитам, обретают пугающее правдоподобие в глазах людей, которым стала известна истинная личность Ксивилая. Но дано это лишь очень и очень немногим, а Ксай этим пользуется как может, ведь мало кто может даже допустить такую мысль, что аазимар не чист, не справедлив и не добр. Охваченные глупыми сказками и предрассудками, они верят словам Ксивилая, ищут в его действиях скрытый смысл, который оправдывает носителя небесной крови в их глазах, они верят ему, не замечая, как продают свои души злу, которое куда древнее, чем все эти демоны и дьяволы. Сын Самара – расчетливый ублюдок, который не гнушается в средствах. Яд? Куда удобнее, чем меч. Предательство? Почему бы и нет? Ложь? Так её Ксай вообще возвёл в ранг искусства.
Жизнь существа, посвятившего своё существование служению Ночной Деве – скольжение на грани, между небытием и контролем всего, до чего можешь дотянуться. Информация – куда более страшное оружие, чем мечи, заклятья и даже звонкие монеты, ибо она правит всем. Именно получив информацию о землях и силе, правительства дают своим воинам в руки мечи, именно информация о продаже разного тлена управляет потоками монет между людьми. И тот, кто владеет этой информацией – тот получает и власть над всем. Ксивилай запоминает каждую мелочь, любые слухи, сплетни, пусть даже и глупые, ведь какая-то из них может оказаться истиной, которую потом ох как можно использовать. Да и ложь, сказанная в нужном месте, бывает не менее страшна. Ксай старается охватывать всех – договорами и ложью он обретает верных информаторов, которые с удовольствием поставляют ему сведения. И вот, будто бы случайно оброненная фраза на посиделках, и пошла цепная реакция, которая будет куда опаснее, чем словесные баталии.
В жизни Ксивилай руководствуется двумя вещами – волей своей Госпожи и собственной выгодой. Он может помочь последователям Хозяйки Ночи, если это не пересечётся с одной из двух его мотиваций. Он даже сделает это с удовольствием. Аазимар любит свою Госпожу и любит себя, он уверен в своих силах, а уж в силы Шар верит безгранично, хоть и далёк от обычных жрецов. Ксай считает себя чем-то вроде избранного, которому дали шанс, дали пока небольшую власть, чтобы он мог показать себя в служении и стать истинным Избранником Её. И это собрало мозаику его характера… пусть он и владеет чакрамом, как даровала его Госпожа, но сила его – в словах, в секретах, во лжи и интригах.

10. Ознакомились ли с правилами? Ключ помещаем в тэг.  

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

11. Связь с вами (желателен реальный e-mail или icq).
ICQ вышлю в ЛС по первому запросу.

12. Личный статус.
Theologus

13. Планы на игру. Ваши пожелания по личному сюжету.
Следовать своему призванию, обретать влияние, добывать информацию. Возможно, присоединится к партии главного героя, либо же к Гарриусу, всякое может быть. Главная цель в жизни – стать Избранным Шар.

Дополнительно:
Я обещал списки заклинаний, собственно вот.

0

2

Принято.
1/50
Как оформлю заклинания, начислю опыт дополнительный.
Дальше

0


Вы здесь » Ночи Невервинтера » Посвящение » Хотели злодея? Ксивилай Самар, к вашим услугам.